Ситуация на Ближнем Востоке и в Северной Африке: мнение международных экспертов

Николай Плотников, Mediaview, Институт Востоковедения РАН, ИВ РАН, Медиавидение, Ближний Восток

Руководитель Центра научно-аналитической информации Института Востоковедения РАН Николай Плотников во время интервью. Фото: Mediaview

29 августа 2022 года в Институте Востоковедения РАН состоялся международный форум: «Ситуация на Ближнем Востоке и в Северной Африке: существующие и потенциальные проблемы региона, возможные пути их решения». В мероприятии приняли участие ученые-востоковеды и эксперты из 11 стран: России, Азербайджана, Великобритании, Германии, Иордании, Ливана, Ливии, Сирии, Сербии, США и Турции.

Участники высказали своё мнение по ключевым региональным проблемам: ситуации вокруг Сирии, Йемена, Ирака, Ливана, палестино-израильскому урегулированию. Поднимались вопросы водной геополитики и обеспечения продовольственной безопасности в регионе.  Обсуждалась роль России на Ближнем Востоке и в Северной Африке и влияние на регион ситуации вокруг Украины.

О результатах форума и выводах экспертов в интервью главному редактору информационного агентства Mediaview Александру ЗДАНОВИЧУ рассказал руководитель Центра научно-аналитической информации Института Востоковедения РАН, доктор политических наук Николай ПЛОТНИКОВ.


Николай Плотников, Александр Зданович, Mediaview, Институт Востоковедения РАН

 

Александр ЗДАНОВИЧ: Все внимание международного сообщества сейчас приковано к ситуации вокруг Украины, где Россия проводит специальную военную операцию по демилитаризации и денацификации этой страны с целью защиты жителей Донбасса.

Однако все остальные темы международных отношений не теряют своей актуальности. Очень активные процессы идут на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Этот регион является одним из ключевых партнёров России. 29 августа Президент России Владимир Владимирович Путин в приветствии к участникам Казанского глобального молодежного саммита назвал государства исламского мира традиционными партнерами нашей страны в решении актуальных вопросов региональной и глобальной повестки дня.

Институт востоковедения РАН на этой неделе провел большое международное мероприятие: «Ситуация на Ближнем Востоке и в Северной Африке: существующие и потенциальные проблемы региона, возможные пути их решения». Николай Дмитриевич, я благодарю вас за то, что нашли время пообщаться и рассказать о его результатах и выводах, которые сделали эксперты. Предлагаю обсудить ключевые темы региона, которым были посвящены сессии.

Начать я хотел бы с вопроса о влиянии ситуации вокруг Украины и связанных с этим изменений международной конъюнктуры на Ближний Восток и Северную Африку. В каком аспекте этот вопрос обсуждался и к какому выводу пришли эксперты?

Николай ПЛОТНИКОВ: Украинские события, безусловно, оказывают влияние на процессы, происходящие в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, и большинство участников эту тему затрагивали. Прежде всего — в плане обеспечения продовольственной безопасности. Участники из Сирии, Ливана опровергли утверждения западных стран, в первую очередь Соединённых Штатов Америки, о том, Украина кормит чуть ли не весь мир, и без украинского зерна наступит голод в регионе Большого Ближнего Востока. Они считают, что это не соответствует действительности.

Участники из Сирии, Ливана опровергли утверждения западных стран, в первую очередь Соединённых Штатов Америки, о том, Украина кормит чуть ли не весь мир, и без украинского зерна наступит голод в регионе Большого Ближнего Востока. Они считают, что это не соответствует действительности

После открытия возможности судоходства по Черному морю при помощи и содействии ООН, Турции и Российской Федерации, по состоянию на 29 августа прошли 29 судов. Но только одно из них, что было подчёркнуто экспертами с Ближнего Востока, с зерном пшеницы, было доставлено в Эфиопию, и то по настоянию Организации Объединенных Наций. Остальное все фуражное зерно: кукуруза, подсолнечный жмых. Из этих 29 судов 28 ушли в Турцию и европейские страны, которые совершенно не страдают от голода и для которых не стоит остро вопрос обеспечения продовольственной безопасности.

Представитель Ливана отметил, что да, его страна в значительной степени зависит от поставок продовольственной пшеницы из Украины, но в этом году поставок не было.

Участники из Сирии отметили, что, на их взгляд, действия вооруженных формирований Украины на территории своей страны чем-то напоминают действия Исламского государства* в Сирии. Те же методы, та же безжалостная борьба с собственным народом, бессмысленные казни, бессмысленные убийства и разрушения.

Участники из Сирии отметили, что, на их взгляд, действия вооруженных формирований Украины на территории своей страны чем-то напоминают действия Исламского государства* в Сирии. Те же методы, та же безжалостная борьба с собственным народом, бессмысленные казни, бессмысленные убийства и разрушения

Поэтому так или иначе, обсуждая темы Ближнего Востока, украинская тематика присутствовала, и даже в некоторых вопросах она доминировала.

Об этой тематике в том или ином аспекте говорили и представители США, и ряда европейских государств.

Александр ЗДАНОВИЧ: Николай Дмитриевич, продолжая тему продовольственной безопасности — Россия является традиционным партнером ближневосточных государств по вопросам поставок продовольствия. Как оценивают эксперты и международные участники роль России в обеспечении продовольственной безопасности Ближнего Востока, и какие здесь объемы?

Николай ПЛОТНИКОВ: Действительно, эксперты из Сирии, Ливана и Ливии отмечали, что Россия играла, и они надеются, что будет продолжать играть важную роль в продовольственном обеспечении стран региона. В каких-то странах доля российского зерна составляет и 30%, и 40%, где-то даже больше.

Участники в целом отмечали положительную роль России в регулировании ближневосточных проблем. Как подчеркнули представители Сирии, Ливана и Ирака, Россия на сегодняшний день — пожалуй, единственная страна, которая действительно заинтересована в урегулировании ситуации в регионе Большого Ближнего Востока. Сирийский эксперт отметил, что Россия, в отличие от США, Великобритании и Франции — это не колониальная страна, а многонациональная и многоконфессиональная. В отличие от Запада Россия никого не ломает через колено и не навязывает свое видение мира, не учит, как жить.

Как подчеркнули представители Сирии, Ливана и Ирака, Россия на сегодняшний день — пожалуй, единственная страна, которая действительно заинтересована в урегулировании ситуации в регионе Большого Ближнего Востока

Особенно было подчёркнуто, что значительную часть населения России составляют мусульмане — более 20 миллионов. Поэтому наша страна всегда выверенно и очень бережно относилась к ситуации в ближневосточном регионе.

Участники нашего научно-практического семинара из региона Большого Ближнего Востока практически все как один заявляли, что Россия должна довести начатое в Сирии дело до конца. Кстати, и сирийцы, и ливанцы отмечали, что если не удастся урегулировать до конца сирийскую проблему, то это негативно скажется на Ливане. В то же время представитель Ливана отмечал, что если рухнет Ливан, и Россия в том числе не окажет помощь в стабилизации обстановки в этой стране, то рухнет экономика Сирии — они взаимосвязаны, и они так или иначе потянут за собой экономику соседних арабских государств.

Эксперты поднимали проблемы глобального, планетарного характера, и большие надежды они возлагают на нашу страну.

Прозвучало мнение, что да, мы сейчас прекрасно понимаем, что Россия находится в состоянии Третьей мировой войны с коалицией западных государств и примкнувшими к ним Японии, Австралии, Новой Зеландии и Южной Кореи. Это прямо было сказано!

Прозвучало мнение, что да, мы сейчас прекрасно понимаем, что Россия находится в состоянии Третьей мировой войны с коалицией западных государств и примкнувшими к ним Японии, Австралии, Новой Зеландии и Южной Кореи. Это прямо было сказано!

Но представители стран Ближнего Востока возлагают на Россию большие надежды.  В нашем мероприятии участвовало два представителя Сирии: один по видеосвязи из Дамаска, второй был здесь, в Москве. Они прямо говорили — мы надеемся, что как только будет решен кризис на Украине, Россия в полномасштабном формате вернется к нам на Ближний Восток.

Александр ЗДАНОВИЧ: Я предлагаю продолжить сирийскую тематику. Обсуждались ли на мероприятии вопросы социально-экономического возрождения Сирии? На каком этапе сейчас находится эта работа, и какова роль нашей страны в стабилизации ситуации именно социально-экономических вопросов?

Николай ПЛОТНИКОВ: Российская Федерация никогда не упускала из своего поля зрения процессы, которые происходят не только в Сирии, но и в целом в ближневосточном регионе. Об этом свидетельствуют и недавние плодотворные визиты на Ближний Восток и в Африку Министра иностранных дел России Сергея Викторовича Лаврова.

Конечно, тем же сирийцам хотелось бы большего, чтобы Россия приходила туда более активно. Как было отмечено представителем одного из сирийских министерств — они бы хотели, чтобы Россия более зримо, более выпукло и более значимо присутствовала в экономике Сирии. Отмечена была работа российских компаний в прибрежной зоне Сирии. Но они считают, что этого недостаточно. Сирийцам также хотелось, чтобы российские ученые, представители экспертного сообщества, журналисты, творческие коллективы чаще бывали в Дамаске.

Как было отмечено представителем одного из сирийских министерств — они бы хотели, чтобы Россия более зримо, более выпукло и более значимо присутствовала в экономике Сирии

Сирийский народ испытывает огромные трудности. Страна разрушена, ресурсов не хватает. Но в принципе варианты выхода из этой ситуации сирийскими экспертами были предложены. В частности, один из них сказал, что надо сейчас политические вопросы оставить в стороне, а перейти к вопросам в первую очередь экономическим. И решать экономические вопросы надо применительно к специфике каждой сирийской провинции.

Приводились примеры, какая провинция и какой вклад может внести. До начала гражданской войны Сирия была самодостаточным государством, она полностью обеспечивала себя основными продуктами питания. Более того, она их экспортировала. А сейчас, к сожалению, в результате этой многолетней гражданской войны сирийский народ находится в ужасающем положении, и гуманитарная ситуация очень сложная.

Еще один из моментов, который был отмечен практически всеми участниками с Ближнего Востока и Северной Африки — это водная проблема. Откровенно назывались цифры масштабов бедствия. Было отмечено, что одной из причин начала гражданской войны в Сирии в 2011 году как раз стала длительная засуха, которая привела к гибели больших массивов сельскохозяйственных полей и животных. Фермеры вынуждены были покинуть свои места, пошли в городе. Это усилило нагрузку на инфраструктуру и способствовало провоцированию недовольства народных масс, чем умело воспользовались радикалы и внешние силы. Эти засухи стали все чаще повторяться.

Еще один из моментов, который был отмечен практически всеми участниками с Ближнего Востока и Северной Африки — это водная проблема.

Второй аспект, который был подмечен — это то, что в результате изменения климата, забора воды соседями арабских государств, живущих выше по течению, в частности, Турцией и Ираном, объёмы воды в основных реках региона, в частности, Тигр, Евфрат, Хабур, Большой и Малый Заб значительно сократились.

Был приведен пример реки Хабур на северо-востоке Сирии, что некогда полноводная река, по которой даже осуществлялось судоходство, сейчас фактически превратилась в ручей, через который можно перейти пешком. Также, по мнению экспертов, вода стала использоваться фактически как экологическое оружие.

Представитель Ливии отметил, что водная проблема характерна и для стран Магриба — это Марокко, Мавритания, Алжир, Тунис. Для всех этих стран этот вопрос крайне актуален. Воды не хватает не только для полива сельскохозяйственных полей, но и для безопасного потребления людьми.

Один из выступающих отметил, что плохая вода является источником смертности людей. Приводились страшные цифры. Как отметил сирийский эксперт, крайне желательно, чтобы об этой проблеме знали во всём мире, а не только в узком круге специалистов.

По прогнозам представителей Ирака, Сирии, Иордании, уже в 2025 году на Ближнем Востоке ожидается очередная сильная засуха. Она может опять спровоцировать и очередную волну беженцев, и очередные гуманитарные катастрофы. Об этом надо задуматься, в том числе и России.

По прогнозам представителей Ирака, Сирии, Иордании, уже в 2025 году на Ближнем Востоке ожидается очередная сильная засуха. Она может опять спровоцировать и очередную волну беженцев, и очередные гуманитарные катастрофы. Об этом надо задуматься, в том числе и России.

Как отметил один из участников, Европа сейчас с ее проблемами и с ее политикой становится непривлекательной для мигрантов. Поэтому, отметил эксперт, России надо быть готовой к тому, что мигранты могут направиться, в том числе и в нашу страну. Он считает, что их будет немного, но счет может составить десятки или сотни тысяч. К этому надо быть готовым. Мы, честно признаться, об этом как-то не задумывались. Но сейчас восприняли это как сигнал и предостережение.

Александр ЗДАНОВИЧ: Какие существуют возможности для превентивного решения проблемы водного обеспечения, есть ли какие-то технологии?  Как решается вопрос в отношении правил совместного пользования водными ресурсами в области дипломатии?

Николай ПЛОТНИКОВ: Мы уже неоднократно обсуждали эти проблемы, в том числе на международных форумах, и предлагали варианты решения. Например, на мой взгляд, вода — это тот ресурс, который мог бы объединить интересы всех государств региона Ближнего Востока и Северной Африки. Вода нужна каждому из нас каждый день. Без воды человек через три дня умрет. Поэтому здесь надо обсуждать, как решать эту проблему.

Например, на мой взгляд, вода — это тот ресурс, который мог бы объединить интересы всех государств региона Ближнего Востока и Северной Африки.

Более богатые страны Ближнего Востока, обладающие финансами и способные разрабатывать свои технологии опреснения морской воды, вполне могли предоставить их бы более бедным соседям из региона, выделить финансовые средства для строительства станций по опреснению воды, строительства водоводов, очистных сооружений, замены инфраструктуры мелиорации и водного хозяйства, поделиться опытом использования в промышленных целях очищенных сточных вод.

Например, Израиль обладает передовыми мировыми технологиями по опреснению морской воды. Он вполне мог бы поделиться своими технологиями с соседями — арабскими странами. Хотя некоторые радикалы заявляют, что ничего не примут от еврейского государства. Надо думать, прежде всего, о судьбах своих сограждан. Саудовская Аравия — у нее есть деньги, она вполне могла бы помочь своим более бедным соседям, в том числе Йемену, в закупке оборудования для станций опреснения морской воды и строительства водоводов. На этой основе можно было бы найти объединительно-примирительные моменты, которые позволили бы этому региону жить мирно. А так получается, как отметил один из сирийских участников, ближневосточный регион последние сто лет живет в состоянии нестабильности, а последние 50 лет — от войны к миру. Как он заметил, уже выросло не одно поколение поколений людей, которые нормальной спокойной жизни просто не знают.

Александр ЗДАНОВИЧ: Николай Дмитриевич, вы затронули в своем ответе несколько крупных региональных проблем. Хотелось бы остановиться на вопросе палестино-израильского урегулирования. В августе произошло очередное обострение этого конфликта. Как развивается ситуация сейчас, и какие рычаги есть для достижения долгосрочной стабильности? Есть ли тенденции к партнерским взаимоотношениям, о которых вы говорили в своём ответе?

Николай ПЛОТНИКОВ: Палестинская проблема застарелая, уже сколько десятилетий она не может разрешиться. Периодически она доходит до стадии обострения. Позиция России была и остаётся, и я думаю, будет неизменной — это решение палестинской проблемы на основе решения Совета Безопасности: создание двух государств. Другого варианта здесь я, например, не вижу.

Но что мы сейчас наблюдаем. В мире в целом внимание к решению проблемы палестинцев стало ослабевать. И вопрос палестинского урегулирования стал отходить на второй план. Это мои личные наблюдения.

Виноваты в этом, в том числе, и сами палестинцы. Уже сколько лет между ними нет единства. Им следует начать с этого. Всем разнородным палестинским политическим партиям необходимо объединиться, прекратить распри и все-таки добиваться единой цели. А сейчас получается — на территории, на которой правит ФАТХ, одни целевые установки, где ХАМАС — другие целевые установки. Каждый преследует свои интересы, но только не интересы простого народа. Решить проблему палестинцев за самих палестинцев мировое сообщество не сможет.

Александр ЗДАНОВИЧ: Действительно, по вопросу урегулирования палестино-израильских противоречий у России последовательная позиция, и я уверен, что в регионе об этом прекрасно знают.

Хотел бы теперь остановиться на ситуации в Ираке. Там также произошло внутриполитическое обострение. Как участники состоявшегося форума оценивали ситуацию, и как прогнозируют её развитие?

Николай ПЛОТНИКОВ: Да, мы обсуждали проблему Ирака. В это время события там приобрели бурный характер. Эксперты говорили, что Ирак может оказаться ввергнутым в новую гражданскую войну. События в «зеленой зоне» Багдада наглядное тому подтверждение.

Главная проблема опять в том, что иракское общество глубоко разделено. Там нет единства даже среди шиитов, они сами глубоко расколоты. Сильно влияние всё-таки внешнего фактора, в первую очередь Ирана и Соединённых Штатов. Каждая из этих сторон за счёт иракского народа преследует свои цели, вместо того, чтобы способствовать консолидации иракского общества.

Трагическая ошибка была совершена, когда было принято решение Соединёнными Штатами начать войну по свержению режима Саддама Хусейна. Вместо эволюционной трансформации этой страны пошли даже не революционным путем, а путем вооруженной агрессии. В итоге хрупкий баланс, который существовал в иракском обществе, оказался разрушенным. Что мы сейчас имеем? Разрушенную страну, разрушенную экономику, массу бедных и обозленных людей. При этом в Ираке, как и в остальных странах Ближнего Востока, идет стремительный рост численности населения. На фоне разрушенной экономики происходит деградации водного хозяйства, растёт численность населения, не хватает электроэнергии — проблемы этой страны только увеличиваются.

Трагическая ошибка была совершена, когда было принято решение Соединёнными Штатами начать войну по свержению режима Саддама Хусейна. Вместо эволюционной трансформации этой страны пошли даже не революционным путем, а путем вооруженной агрессии. В итоге хрупкий баланс, который существовал в иракском обществе, оказался разрушенным

Когда-то Ирак экспортировал пшеницу — в Междуречье росла прекрасная пшеница, мы это помним еще из школьной истории. А сейчас Ирак вынужден ее завозить. Власти Ирака не в состоянии обеспечить даже минимально необходимые потребности своего народа. Что будет с Ираком — никто не знает.

Призывы, которые раздаются со стороны лидеров различных политических сил Ирака, не способствуют умиротворению. Ирак — сложная страна. Большинство — это шииты, часть — сунниты. Плюс надо учитывать многонациональный фактор — арабы, курды, туркоманы, армяне и ряд остальных национальных меньшинств. Их права также ущемляются, это недопустимо.

Ведь появление ИГИЛ* было неслучайным. Этому способствовали ошибки, которые были допущены и западной коалицией во главе с США, и неправильный курс как бы победивших при помощи американцев шиитов в этой стране.

Александр ЗДАНОВИЧ: Я предлагаю продолжить нашу беседу и затронуть вопросы, связанные с Ираном. Исламская Республика Иран является традиционным и достаточно близким партнером Российской Федерации как во внешней политике по ряду проектов, так и в экономическом плане. Как оценивают эксперты влияние Ирана на ближневосточный регион, на геополитическую обстановку, его позицию и перспективы участия в общих диалоговых площадках? Также я бы попросил вас остановиться на политике Ирана относительно водных ресурсов.

Николай ПЛОТНИКОВ: Иран является одним из важных союзников Российской Федерации в регионе Большого Ближнего Востока. Простых партнеров у России нет, все партнёры сложные. Каждый из них преследует свою цель. Это и понятно, точно так же, как и наша страна исходит из своих собственных национальных интересов. Но надо отдать должное руководству Российской Федерации — удается находить золотую середину и находить общие интересы с Ираном в регионе. В первую очередь это касается Сирии.

Совместно с Ираном удалось, не побоюсь этого слова, сломать хребет Исламскому государству[4], остановить разрушение Сирии, остановить разрушение государственности этой страны, стабилизировать обстановку и дать возможность властям Сирии начать процессы примирения в стране.

Совместно с Ираном удалось, не побоюсь этого слова, сломать хребет Исламскому государству*, остановить разрушение Сирии, остановить разрушение государственности этой страны, стабилизировать обстановку и дать возможность властям Сирии начать процессы примирения в стране

Развивается экономическое сотрудничество Российской Федерации с Ираном, это мы видим на примере недавнего визита нашего Президента в Тегеран — был подписан ряд важных соглашений. Происходят визиты в Иран руководителей высокого уровня, выстраивается сотрудничество наших государственных корпораций с корпорациями Ирана. Удается находить общий язык и в экономической сфере с Ираном, и в сфере военно-технического и военного сотрудничества.

Что касается водной геополитики Ирана — страна переживает сложнейшие, как и все страны региона, времена. Численность населения страны значительно увеличилась, и она будет продолжать расти. Климат от года в год меняется, и меняется не в лучшую сторону. Это приводит к интенсивному испарению воды, накапливаемой в водохранилищах. А так как численности населения страны растёт и его надо кормить — увеличиваются площади сельскохозяйственных земель. Следовательно, необходима вода на орошение. Как ее получать? За счет строительства плотин. Правильный это путь или нет — трудно сказать. Но строительство плотин в условиях жаркого климата ведет к тому, что вода ещё быстрее испаряется. Забирая воду из трансграничных рек, иранцы, таким образом, уменьшают стоки воды в тот же соседний Ирак, вызывая его недовольство.

В свою очередь, Иран страдает от того, что та же Турция строит плотины на своей территории и также забирает часть воды из трансграничных рек. Процесс обоюдоострый, и здесь надо только уметь договариваться. Об ошибках Ирана в области использования водных ресурсов свидетельствует то, что, например, болота в районе реки Шатт-эль-Араб стали сейчас в результате этого всего засоляться. Это приводит к процессу засоления сельскохозяйственных площадей, выходу из оборота значительных площадей сельскохозяйственных земель в Ираке. Поэтому здесь остается только один путь — договариваться.

Иран в сегодняшних геополитических условиях и в условиях того, что творит коллективный Запад сейчас в мире, так или иначе для России является естественным и потенциальным союзником. Санкции показали нам, что надо надеяться только на себя. Как говорил наш генералиссимус Александр Васильевич Суворов, надежда на себя — это основа храбрости.

Александр ЗДАНОВИЧ: Какова сейчас ситуация в Йемене? Какие пути решения конфликта видят международные эксперты, и с участием каких акторов как внешних, так и внутренних?

Николай ПЛОТНИКОВ: По Йемену с очень хорошим сообщением выступил представитель немецкого фонда Бергхова, который перед началом работы нашего семинара как раз был в Адене. И, возвращаясь из Адена, он делал пересадку в аэропорту Каира, откуда нашел возможность выйти с нами на связь и рассказать о своих впечатлениях от посещения Йемена.

Наш немецкий коллега является одним из лучших специалистов в Европе по йеменской проблематике. Первое, на что он обратил внимание — это очень тяжёлая гуманитарная ситуация в этой стране. Из 25 млн жителей Йемена, по его оценкам, порядка 20 миллионов нуждаются в неотложной гуманитарной помощи. Второе — высокая смертность от болезней, особенно среди детей в возрасте до пяти лет. Третье — да, сейчас наблюдается шаткое равновесие между севером и югом. Но несмотря на то, что соблюдается перемирие, первопричины не устранены. По его мнению, необходимо продолжить усилия спецпредставителя ООН по Йемену. Он считает, да и, по нашему мнению, действительно спецпредставитель ООН проводит большую и нужную работу.

Второе — в Йемене должны активно работать гуманитарные организации, и мировому сообществу необходимо оказать помощь этой стране, потому что йеменцы оказались в тяжелейшем положении.

Третье — эксперт полагает, что надо способствовать работе портов на побережье Красного моря, как со стороны севера, так и со стороны юга, чтобы гуманитарные грузы могли туда доставляться.

Специалист также отметил, что, по его наблюдениям, роль России в йеменском вопросе значительна. Он особо подчеркнул, что российские дипломаты, в отличие от многих, продолжают работать и в Адене, и в Сане. А это очень много значит.

Александр ЗДАНОВИЧ: Российская внешняя политика в регионе всегда учитывала интересы всех сторон. Что может сделать в складывающихся условиях наша страна?

Николай ПЛОТНИКОВ: В форуме участвовали иностранные ученые-востоковеды и эксперты из 10 стран четырех континентов: Азии, Африки, Америки и Европы — Азербайджана, Великобритании, Германии, Иордании, Ливана, Ливии, Сирии, Сербии, США и Турции. Практически все, включая даже экспертов из США, отметили, что Россия — пожалуй, единственная страна, у которой в регионе Большого Ближнего Востока нет противоречий ни с кем и которая сотрудничает со всеми.

В форуме участвовали иностранные ученые-востоковеды и эксперты из 10 стран четырех континентов: Азии, Африки, Америки и Европы — Азербайджана, Великобритании, Германии, Иордании, Ливана, Ливии, Сирии, Сербии, США и Турции. Практически все, включая даже экспертов из США, отметили, что Россия — пожалуй, единственная страна, у которой в регионе Большого Ближнего Востока нет противоречий ни с кем и которая сотрудничает со всеми

Конечно, это было приятно слышать. Но это возлагает на нашу страну и большие обязанности. При этом необязательно вкладывать в стабилизацию Большого Ближнего Востока исключительно свои национальные ресурсы и финансы. У нас самих полно своих собственных проблем. Мы в первую очередь должны думать о своем собственном народе. Для работы на Ближнем Востоке и в Северной Африке есть немало других возможностей. Например, это равноправный диалог, готовность к обоюдовыгодным компромиссам, совместная борьба с вызовами изменяющегося климата и поиск решения водных проблем. Главное, конечно, это приоритетное решение экономических проблем. Если у человека будет в достаточном количестве еда, вода, крыша над головой, обеспечена его безопасность, то он тогда вряд ли купится на посулы радикалов взять в руки оружие и идти убивать своего соседа. Экономика — это основа всего.

Александр ЗДАНОВИЧ: Да, безусловно, на основе экономики действительно можно выстраивать и политические взаимоотношения.

Как считают эксперты и как считаете вы — может ли Москва или любой другой город России стать той самой площадкой для работы совместных групп, у которых сейчас напряженные отношения в регионе?

Николай Плотников, Mediaview, Институт Востоковедения РАН

Николай ПЛОТНИКОВ: Конечно, может. Например, наш Институт традиционно является одной из площадок, где собираются представители различных палестинских и курдских политических движений и партий. С участием наших специалистов идет поиск решения  проблем, которые волнуют их. Ищем точки соприкосновения между ними.

Нам удалось найти общие точки соприкосновения и с афганскими талибами, тесные контакты развиваются с африканскими странами.

Сейчас началась подготовка к предстоящему саммиту «Россия — Африка». Академия наук, в том числе и наш Институт, включились в этот процесс. Мы считаем это одним из перспективных направлений, в том числе и для экономики Российской Федерации.

Сейчас началась подготовка к предстоящему саммиту «Россия — Африка». Академия наук, в том числе и наш Институт, включились в этот процесс. Мы считаем это одним из перспективных направлений, в том числе и для экономики Российской Федерации

Возможностей у нашей страны очень много. Надо ими только грамотно пользоваться, а представителям всех ветвей власти умело использовать возможности ученых и экспертов РАН, многие из которых обладают богатым опытом работы на государственной службы.


*Запрещенная в России террористическая организация

Мнение участников мероприятия может не совпадать с позицией редакции